Расписание

24.02

Пн

25.02

Вт

26.02

Ср

09:00 - Утреня. Часы с молитвой Ефрема Сирина.

Мысли великих

Будь невеждой в мудрости своей, а не кажись мудрым, будучи невеждой.

Исаак Сирин

Книга пророка Иоиля

1:1-12

Один из последних пророков-писателей, Иоиль жил, вероятнее всего, на рубеже 5–4 вв. до Р.Х. Нам практически ничего о нем не известно; можно предположить, что Иоиль был храмовым пророком, все служение которого было подчинено возвещению слова Божьего. В книге пророка содержится указание на нашествие саранчи, которое, собственно, и послужило поводом для выступления пророка, однако точная датировка этого события невозможна. Тем не менее, некоторые детали его пророчества позволяют отнести его к эпохе после возвращения иудеев из вавилонского плена, эпохе Второго Храма.

В первой части первой главы пророк со страхом и скорбью говорит о бедствии, постигшем страну. Насекомые уничтожили все живое на земле Израиля, и она сделалась пустыней. Плач о бедствии – распространенный жанр библейской и вообще древневосточной поэзии, и в соответствии с законами жанра пророк повествует о том, насколько всеохватывающей оказалась эта напасть. Всего – хлеба и винограда, масла и всякой иной пищи лишилась земля и живущие на ней. Плачьте, рыдайте, жители земли: вот основной призыв пророка в этой части книги. Каждого, кто слышит или читает его слова, пророк зовет почувствовать призрак голода и гибели, нависший над его страной.

Как непрочно оказалось благополучие народа, с какой удивительной легкостью и быстротой повсюду проникает пагуба! Осознание этого важно для пророка, потому что далее он будет говорить об истинных основаниях жизни. Скорбь о страданиях и потерях для него неразрывно связана с размышлением о том, почему постигло людей это бедствие. Описание этого страдания важно и в общебиблейском контексте: одно из центральных откровений в Ветхом Завете – откровение о том, что Бог слышит вопль народа Своего. Так и описанная Иоилем трагедия становится местом спасительного вмешательства Бога в судьбы людей.

1:10-20

Бедствие, о котором плачет пророк Иоиль в начале первой главы своей книги, – не просто историческое событие или экологическая катастрофа. Для него, как для верующего человека, все происходит перед лицом Божьим и осознается только в контексте отношений людей с Богом. Поэтому нашествие саранчи и его пагубные последствия становятся для пророка основанием для обращения к Богу с покаянной молитвой. Беззащитность людей перед лицом природных сил осознается как результат отделенности людей от Бога, как результат неверности Ему. В равной степени это может быть отнесено ко всякому людскому страданию.

В призыве Иоиля к посту и молитве есть специфический аспект, характерный именно для него. Он придает исключительное значение поддержанию храмовых жертвоприношений; этот факт – одно из оснований причислять Иоиля к служителям Храма и считать его храмовым пророком. Для него вся жизнь сосредоточена в Храме, – духовном центре мира. Не бывшие служителями Храма пророки не делают такого акцента на богослужении, даже священник Иезекииль не ставит его на первый план. Но для Иоиля служение, которое совершается в Храме, является главным выражением верности людей Богу. Именно поэтому так страшно для пророка прекращение жертвоприношений, причиной которого стало опустошение земли.

Эпоха, в которую выпало жить пророку Иоилю, характеризовалась почти полным равнодушием людей к вере. Лишь храмовый обряд еще как-то сохранялся, но и он для большинства перестал быть общением с Богом Живым. Господство религиозного индифферентизма и тотальное забвение заповедей Господних пророк полагает основной причиной, повлекшей страшное бедствие. И это бедствие таково, что из-за него прекращается и последнее, что связывало народ с Богом, – храмовые жертвы, так что уже вся жизнь людей оказывается оторванной от своего источника. Как скажет четырьмя веками позже Господь Иисус Христос: «А кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь» (Лк. 8:18).

Но и само это грандиозное опустошение для пророка – предзнаменование грядущего Дня Господня. Умножение греха во дни пророка Иоиля приводит к неизбежному результату – прекращению поклонения Богу в Храме. Точно так же все, что кажется людям если не допустимым, то, во всяком случае, более или менее терпимым, обретет законченный вид в этот страшный День Посещения. В тот День станут явными все последствия нравственного выбора людей, включая те, что мы не осознаем или не хотим осознавать. Именно это делает разорение Израиля предвестием грядущего Суда Божьего.

2:1-17

День Господень, приближение которого пророк Иоиль прозревает в постигшем Израиль бедствии, с глубокой древности был основной темой пророческой проповеди. В словах Иоиля, как его предшественников, о Дне Господнем одновременно звучат две сущностно важные темы: ужас и надежда. Оба эти переживания равно связаны для пророков с грядущим пришествием Бога в мир, и оба неотделимы друг от друга.

«Да трепещут жители земли!» – восклицает Иоиль, и говорит, что День тот – день тьмы и мрака, страшный для всего живого. Соприкосновение Бога с этим миром в глазах пророка подобно пожирающему огню, от которого никому нет спасения. Иоиль видит некую глобальную катастрофу, в которой потрясается земля, меркнут небесные светила и рушится весь привычный нам видимый мир. «Кто выдержит этот день?» – в трепете восклицает пророк.

Этот ужас коренится в глубоком осознании пророком греховности мира, его несоответствия замыслам Всемогущего. Очень ярко выражает его пророк Исайя, описывая дарованное ему в Храме видение Бога: «Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:5). Лишь неповрежденная, свободная от противления Богу тварь может устоять пред лицом Его, ибо все безжизненное исчезает, не в силах встретить явление Божественной Жизни. Осознание недостоинства людей и ужас перед неотвратимым приходом Бога для пророков оказываются неразрывно связанными друг с другом.

Конечно, можно считать слова пророка преувеличенными, относящимися к Последнему Дню бытия мира, когда будет сотворено «новое небо и новая земля» (Откр. 21:1). Можно думать, что описанием страшного разрушения пророк отдает дань человеческим эмоциям. Однако, скорее всего, это не так. Когда мы думаем о пришествии Бога, мы в первую очередь имеем в виду Рождество и ангелов, славящих Бога и возвещающих мир людям доброй воли. И поэтому отчаяние Иоиля кажется нам странным. Но пророк предощущает совсем другое. Весь накал пророчества Иоиля оказывается абсолютно адекватным в момент Крестной Жертвы, когда Сам Господь умирает за нас. Слово Иоиля о помрачении светил и землетрясении в точности исполнилось в День Креста, и лишь в силу духовного отупения мы не способны разделить его чувства. Для мира нет ничего страшнее этой жертвы, когда «висит на Древе Повесивший землю над водами», и именно это пытается передать нам пророк. Все сотворенное, природа и люди, теряют смысл и становятся призраками, когда люди не принимают Бога и убивают Его. Вот в чем заключается предувиденная Иоилем катастрофа.

Но, как и другим пророкам, Господь открывает Иоилю, что в этой неминуемой и справедливой гибели мира для людей есть неожиданная и непостижимая надежда. «Обратитесь ко Мне всем сердцем своим… обратитесь к Богу, ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив, и сожалеет о бедствии». Несмотря на весь пессимизм пророка в отношении судеб мира прорывается это слово, потому что сердцем пророк видит Незримого. Ему открывается эта таинственная жалость Творца, возвещенная пророком Осией: «Повернулось во Мне сердце Мое, возгорелась вся жалость Моя!» (Ос. 11:8). Эта жалость Бога – наше единственное упование, единственное, что дает нам шанс выжить при встрече с Богом. Но для этого всем сердцем, всей глубиной личности нужно обратиться к Богу.

Важно, что именно Иоиль, для которого так много значат Храм, обряд и детальнейшее исполнение закона, говорит о том, что внешнее почитание не является обращением от всего сердца. «Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши!» – говорит он от лица Господня. С какой скорбью звучат эти слова, смысл которых в том, что Богу нужны мы сами, а не то, что мы делаем или чем обладаем. Но только здесь – путь для того, чтобы спастись от грядущего огня. Эти слова пророка предвосхищают призыв Христа: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».

Иоиль сам еще боится поверить открывшейся ему тайне надежды, и ясно понимает, насколько она незаслуженна. «Кто знает, – говорит он, – не сжалится ли Он?» Эти слова очень точно передают то, какого напряжения требует доверие благости Божьей, насколько следование Ему в самом деле подобно хождению по водам. И пророк заканчивает эту часть книги призывом сделать все, что в наших силах: назначить пост, собрать народ, младенцев и священников, женихов и невест, и плакать в надежде, чтобы искренне совершить спасительное усилие доверия.

2:18-32

Продолжением призыва к обращению сердец является возвещаемое в 18-м стихе обетование: «И тогда возревнует Господь о земле Своей и пощадит народ Свой. И ответит Господь…». Пророчество Иоиля, как и написанная приблизительно в то же время книга Иова, говорит о том, что Бог отвечает на искреннее обращение к Нему сердца, которое подлинно страдает и в котором поэтому нет надуманности и лукавства. И этот ответ Бога сам по себе становится для людей изобильным излиянием жизни.

Ответ Божий на обращение людей не укладывается в рамки богословского рассуждения. Бог отвечает, но при этом суть даже не в том, что Он говорит, а в том, что самый факт ответа Бога несет людям жизнь. Так Иову Бог вообще обращает упрек: «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла», – но именно в этих словах Иов обретает жизнь и утешение, и все его мучительные вопросы исчезают. Точно так же Иоиль говорит, что если мы воззовем к Богу от всего сердца, то Бог ответит, и этот ответ изменит все. Пророк описывает этот дар ответа Божьего по контрасту с опустошительным нашествием саранчи: хлеб и вино и елей будут дарованы в избытке, враги исчезнут, пастбища произрастят траву и дерево принесет плод.

Дождь ранний и дождь поздний, обеспечивающие ежегодный урожай, дарует Бог Своим ответом на человеческое обращение, и Он воздает людям за всякое страдание и утоляет всякий прежний голод. Во всем этом людям явлено будет величие и слава Бога, и потому пророк говорит от Лица Его: «И узнаете, что Я посреди Израиля и Я – Господь Бог ваш». Но не только в этом видит пророк великий дар Божьего ответа. Утоление скорби лишь сопутствует ему, как видимый знак более глубоких явлений.

Бог отвечает на обращение, и в этом ответе в открытое Богу сердце человека изливается Дух Его. Свт. Феофан Начертанный (ум. после 843) в каноне на День Святого Духа называет Его «Источник жизни, Кому мы верим, струя благости, Душе Божий Святый». Вот о чем возвещает нам Иоиль: Сам Источник жизни входит в обратившееся к Нему сердце, измученное страшным владычеством смерти. Мир преображается, переживая страшную катастрофу, солнце превращается во тьму и луна – в кровь, но всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Для Иоиля неразрывно связаны между собой два слова, призыв и обетование: «Раздирайте сердца ваши…» и «Излию от Духа Моего на всякую плоть…». Пророк видит, что обращение к Богу и Его ответ избавляют людей от общей судьбы тленной материи, делают их причастными Божественному бытию. Таким образом, пророчество Иоиля говорит не только о совершившемся в день Пятидесятницы излиянии Духа, но и о том, что Отцы Церкви называли обожением человека. И этот дар спасения, как всякий дар Божий, бесконечно превосходит всякую меру, доступную нашему пониманию и объяснению: пророк говорит о том, что спасение даруется не только Сиону и Иерусалиму, но и остальным, которых тоже призовет Господь.

3:1-12

В начале 3-й главы пророк говорит от Лица Господня: «Ибо в те дни… Я соберу все народы… и произведу над ними суд». Эти слова о суде Господнем над всеми народами после слов об излиянии Духа на Израиль звучали бы угрожающе, если бы не первое слово: «Ибо». Спасение, о котором говорится в конце 2-й главы, будет у «остальных», у всех, кто призовет имя Господне, потому что Господь произведет суд над ними! Насколько наше представление о суде Божьем отличается от того, что говорит пророк!

Господь говорит, что Он совершит суд над теми, кто грабил и предавал народ Божий, кто насилием и жестокостью наживался за его счет. Возмездие за эти преступления против человечности будут обращено на голову народов точно так же, как Господь обращает на голову Израиля его собственные беззакония. И все же это слово заканчивается призывом всем народам прийти и собраться там, где Господь воссядет судить их, потому что не месть составляет смысл Божьего суда, но возможность призвать имя Господне, о которой сказано в конце предыдущей главы. Здесь – ветхозаветные корни слов Христа о том, что суд состоит в том, что Свет пришел в мир. Иоиль говорит, в сущности, о том, что в присутствии Божьем явными станут последствия жестокости и нравственного разложения всех людей; к этому и направлено обличение народов в День Суда. Но, как и в отношении Израиля, Господь обличает грехи людей не для того, чтобы устрашить нас, но чтобы призвать нас отречься от этих грехов. Покаяние, к которому пророк призывает Израиль, будет, таким образом, источником спасения и для всех остальных народов, потому что и на них распространится суд Всевышнего. И всякий, судимый Богом за преступления, если призовет имя Господне и будет «раздирать сердце» сокрушением о грехах, обретет тот дар милости Божьей, который обещан и избранному народу.

3:13-21

Когда пророк Иоиль в заключительной части своей книги говорит о близости Дня Господня, слова его звучат по меньшей мере за 4 века до первого пришествия Господа Иисуса Христа и, тем более, очень задолго до второго Его пришествия. Однако пророк ощущает этот День как очень близкий, в первую очередь потому, что сами дела людей взывают к Богу. Основания мира колеблются в трепете, потому что мир, поврежденный нашей злобой, беззащитен перед огнем Святости Божьей. В наше время мы, напротив, предпочитаем думать, что время Суда Божьего еще далеко, и люди, разделяющие ощущения пророка, кажутся нам несколько неадекватными. Скорее всего, это свидетельствует о том, что мы просто не разделяем ужаса от того, что мы собой представляем.

Однако не грядущие бедствия и опустошение Судного Дня свидетельствуют нам о Боге, и это основная мысль заключительных стихов книги. Пророк говорит о том, что по благословению Божьему, по спасению народа Завета, по очистительному действию Творца люди узнают Господа. Все, исполненное злобы, прекратится в мире, а спасенные люди Завета будут жить вечно – вот в чем познается нами благость Божья. И в этом свидетельстве видит пророк весь смысл пришествия Бога.